Раздирает на части, для тех, кого не тошнит…

Все о себе и о жизни меня окружающей. Если бы вы знали, что цвета черно-белые с испорченной шоколадной гаммой с вкраплениями красных цветов только дают начало к примирению и не обходят стороной разнообразные качества между выбором и чувством пролетевшей жизни, которая делает все же надежду к стремлению и пониманию одиночества среди силуэтов, людей и предпосылок вещать об этом через судьбы покинутых долин – норы. Романтизм, так это называется в городе, который переваривает поступки, остается своевременным пучком связей, между событиями иными и между людьми покинутыми, но эта безнадега имеет всю склонность к началу и она хоть богата своей умиротворённостью все же желает действие к непониманию своей простой и беспощадно женственной чьими-то поступками жизни собитиями. Слагаются впечатления открытой банки, в которую нашпигованы останки простых пируэтов. Их неприемлемо надо изменить, извлечь во что ни было хоть малейшую часть сложившихся остатков, это необходимо для жизни любого, кто раз пробывал открытия на вкус, схожую со вкусом измученную от себя часть тела и это заявляет человек, которому ни чего кроме распределения себя в мире не дается больше времени на влекущее за своей повседневной начальной точкой о которой он и думать не хочет, ему лишь бы создать и преуспеть, вложить и не быть пустым звеном в части книг, которые как он со своей структурированной частью находок считает главным, тем самым он как считает сам сделал, проклиная обороты времени ищет повод сказать себе главные и пустые слова перед вопросом, который и им забыт и который может встречается в каждом пустом звуке, но он остается ли прежним былым существом, если заведомо зная причину своей жизни давно полумраком присыпан былой ополаскивающей частью земли нетленных сказаний о жизни и я добавляю только следующее в это завязшее пролитой научной и буддийской притчи сказания, неимеющие ни чего сложного. Едва раскинув взгляд вспоминается привилегия моих исторических происшествий, которые забываются с течением круглых, кольцеобразных снов, под ложей есть величина прямая и исходящая в простую и счастливую находку. Им припасли сложенные в единую, детскую картину части мозаики сны, как и я собираем ее, а она только и думает о фильмах и о культуре и по части просвета считает себя живее всех живых, в момент. Памятники и могилы изувеченные патологоанатом отводят прочь мысли о простой и счастливой жизни. Два состояния перечета написанных знаков. Молчание окружающее меня – есть что то странное в написанном свыше! Ответ: который лежит в радужной оболочке. Да или, нет? Безнадежно мертвый слог не причина убивать себя недугом мертвых истин.

Continue reading “Раздирает на части, для тех, кого не тошнит…”

А это личная блоха!

Её можно и нужно менять, не просто следовать по протоптанной дорожке, а следовать путем, который изгибается переменами, мешает пройти, изменяет себе и светит светом, излучая фонари. Всегда можно изменить… По моему глупости! Изменять себе, другу, мужу, человеку с большой горы…? Где то я это слышал и видел из окна балкона, такого холодного, что зимний воздух ломал людей. Судьбы ломают и не ломают дров. Сейчас как говорят: Что не делается, все к лучшему, от чего и деньги в кошельке проподают по наивности. Взрослые считают, якобы что там ждать терпеть и думать о том, что ни когда не будет прежним. Пофиг… Не знаю, я это все и ни как не доведу к простому объяснению. Кто я и что я.. Смотрю в будущее, опять перелистываю прошлое. Исчезаю и не могу найти ни малейшего объяснения понимания того, кто и зачем мне говорил и писать научил. ГТО меняет и выдумывает лестницу в небеса? Сравнительно недавно допустил счастливый случай и обрёл друзей. Обычные люди. Семья.. Дом… Так просто. Я до этого и не понимал ни чего, а мне за 30. У меня вопросов мало и поэтому я борюсь и борюсь, ставлю сам себе трудную задачу, на которую, как мне кажется ни когда не найду ответа, но потом раз и ты не можешь вернуться назад. Мы знаем, как тебя вернуть назад. Я имею добро пожаловать назад. Мы знаем как там. Там хорошо. Самый лучший хорошо.

И одним мыльным пузырем меньше. Я теперь всегда так буду делать, продовать шарики как планеты. Углубляться в психоанализ происхождения деревьев. Выдумывать представления, снимать офиши, играть в театре, музыкант, поэт, согвинник, политический деятель, свободная личность.. – Где ты это видел и кто тебя этому научил? Что если я видел будущее, почему они с высокого потолка опять идут за мной и подсказывают как не наделать глупостей! И все правы – без глупостей

Continue reading “А это личная блоха!”

Ты что дурак?

Жжённые души моих страданий говорят ритмом и действиями колышут сердце. Страдание, мучения и разные чувства глубоко детского мира. Часть жизни и времен и счастье дышать чувством тлеющего переработанного бытия. Не сложно быть таким, такие мало что могут сказать. Они явно не такие как люди, которые их ведут и не понимают, а если и понимают, то держаться рядом и странным образом порождают мысли сомнительного характера. Где-то там есть то, чего от меня ждут и всю жизнь вбивают это каждому из нас, кто хоть раз на свете появился. Несбыточно утешаю свои мысли о своей ноши такой, которая накинута моим предназначением. И я такой же как они и близки и все они ни что иное как, то есть во мне. Я их не понимаю, но они-то да! У них у всех свои роли, чему и погружаюсь в дно. И все-таки я не от мира всего. Стран и безнадежно сам себе на уме. Может я самый мелкий, как тот чувак в куртке из фиолетово зелено белого материала под шубкой сонного неведения. Живет такой парень. Тупой как пробка! Жить дальше. Власть сменилась…

Continue reading “Ты что дурак?”

Люблю воду

Смысл в том, что помочь ни кто не может. Не могут даже бабушки помочь себе, начинают им чудиться разные мысли о спасении себя путем призыва молодежи. Они настолько сошли с ума, что судить о их психическом здоровье боятся даже врачи и бабушки психологи-психиатры. Душа их искорена надеждами и тягой к мододости длилиной в бесконечность. Как оказалось, по прошествии некоторого времени, оно если спешит вперет, то оказывается позади, изучая былое, я оказываюсь в настоящем, которое течёт вперёд. Странная ситуация, выдумалось Андрюше, когда дали ему конфетку и он задумался об этом. Он явно хочет посмотреть правде в глаза, слушая аудио книги Фрэйда. Давай подселем к нему клопов, может зашевелится, больно любит чистоту, значит надо развивать эту натуру в нем, ему надо, ну просто необходимо быть уборщиком-гасторбайтером, может чего научится. Меньше будит строить из себя человека, будет домохозяйкой, я ему куплю спиртовые салфетки и вантуз. Так думала моя бабушка, работая в магазине, ещё она постоянно думала о сосисках, которые так легко даставались нашему прошлому родственнику, что теперь, заглядывая в холодильник, мой папа говорит, что лучше курицы ни чего нет, потому что сосиски менее натуральны, чем предположим колбаса. Самая противная – это любительская, я это точно знаю, она вкусная, но от тупой коровы или продуктов переработки мяса, она вкусней не становиться, как и дичь бывает вкусная, только однажды, следуя этому выводу прихожу к понятию принятия еды, как не нечто естественное, а как болезнь все время думать о еде и пытаться доставать, снабжать, потреблять и пичкать всех едой. Кристально чистой еды не бывает. Все что ложится нам в руку сделано из переработки собственной жизнедеятельности и вот я думаю, что кого кормить в гробу я буду и зачем собственно ему давали конфеты, если у него в голове сосиски, котлеты, йогурт на утро и немного химии для уборки квартиры “на скорую руку”. Желанием помочь Андрюшке служит мотивация, что как человеку не помогай, лучше он от этого не станет. Условия создавать или дарить что-то, только возвеличит его, а тем самым, я останусь подпевалой своей бабушке, поскольку ни хочу ни кого ни к чему принуждать.

Continue reading “Люблю воду”

Так мило

Иногда мне кажется, я так ощущаю в себе, начертания красок и задумываюсь о картинах, летающие по воздуху с нарисованными и циврами и словами неизвестных чувств и холстов очень разного содержания – это есть. Мне становится интересно и я перехожу к выводу, что все изобретёно и остаётся только любоваться, а потом снова, как надетый на голову картуз, рождаются вопросы, мотивирующие повторять снова движения в игру под названием “все играют в дурака”:  в этой игре я всегда проигрываю, на что правила игры, которые ни кто не знает и ни когда не придумывал, утверждают, что это жизнь а не игра и как бы то ни было не старайся, всегда начнёшь сначала и будет счёт ничейный, даже если и победишь, то игра на этом не остановится, даже если Польша или США начнут кормить политиков и рисовать десерты на умах великих людей, сидящих где то в райском саду и перемалывая орешки на десерт.

Continue reading “Так мило”

А Я

Мозг, ты научился останавливать время, приподносить и созерцать. Твои структуры не видны и глазом. Познания твои обширны для восхваления всего. Ты делишь свет с матерей на время. Ты не можешь умереть и оставить вечное существование.

Continue reading “А Я”

На концертах…

Нескожданная мысль снов влечёт за грань познания, не то чтобы на на лёгкие, просто грань познания себя в лице. Об этом много говорят из вне, за этим нет стлемлений познания, за этим нет человеческого всего, что мог написать сатирик с усами, нет человеческого крэдо, нет безотвестных гор, есть человеческое сознание, верь или или нет…. человеческое сознание, что мир изнанка себя, в окружении правильного воспитания

Continue reading “На концертах…”