Конёк шин неизвестен

Неотъемлемая часть истории подходит к концу саморегулируещего устройства на самолёте ИЛ. Лететь страшно, тем более курс неизвестен, словно потерялся на страницах журнала NG. Кто-то вещает из Пензы, а кто-то кривыми маршрутами по прямой дороге, останавливаясь где-то на обрывах в Дивноморске, спускается вниз, в далёкое будущее своей непозноной науки. Куда дальше? Борт проводник? Этот вопрос измерить сложно даже дорогой в жизнь. Претворяясь лётчиком, один господь мне сказал, что жизнь игра, добро пожаловать на новый уровень. Как насчёт Сингапура? Лётчик? Ведь Вам скучно и постоянно Вам нужно задавать задачи по прокладке маршрута от одного крыла до другого. Нет разницы где летаешь, главное знать свое место под солнцем, ведь и так понятно, что счастье так и останется счастьем, а не выдумкой голубцов, что утверждают, якобы оно сбывается и приходит каждые 17 лет.

Continue reading “Конёк шин неизвестен”

Смени образ Г

Окруженный с двух сторон дорогами у него потекла, витая слеза из левого глаза. Стойкость в направлении востока изменяла положение сверху пирамиды к основанию. Нелепые ситуации довели людей игрой в дурака к реальным переменам на реке. Это еще не работает, а предпосылки к началу легли у основания села. Праздников не намечается, но обстановка с отрывным календарем дает задуматься о тыквах. Ноги сами идут по воде. Сачки и Тюлюкины передвигаются нелепым караваном. Инфузория цветет. Люди в восторге. Раньше такого не было и вдали исторических событий видно. Гроза прольет свет на все желтое и не до конца перегнившее, выброшенное на произвол природе и ненужное в виде мусора. Думать нужно об этом, когда ссор из избы не вытащишь. Осторожность действий и плавный ход колеса не смазанных оборотов еще не заезжают в тупик. Раскидистый эпохальный ветерок уже меняет погоду. Окна закрывают все чаще, и медведь сосет лапу. В деревне опять дожди…

Continue reading “Смени образ Г”