Разговор, закрывая глаза

На столе лежат с утра выпеченные пончики и прочая выпечка. На столе стоит бутылка, с вечера купленная Finlandia. Я помню как впервые попробовал вкус этого суррогата в детстве, не то чтобы мне ее пропагандировали, просто дал для аппетита попробовать мне мой отец. Вкус запомнился на долго. Сейчас, всеми возможными способами, раздвигая свой лексикон прихожу к выводу, что безграничное очищение детства, является неотъемлемой частью моего понимания вещей, где бы не находилось мнительное состояние людей, которые в свою очередь готовы разнообразить свое существование, путем вмешательства в заведомо известную жизнь, без потерь качества. И вот.. раздается голос из трубки.. что якобы мол ребята извините, но теперь без единомышленников мы не можем прожить и дня, как без состояния наркотического опьянения не может прожить наркоман, коим счастьем он не является, а просто хочет выпить по 50 грамм этого пойла вместе со мной, не пренебрегая к прошлым сеансам иглоукалывания и неведомой неясности познания обличия, в чем портрете и нахожусь, не снимая очков с фотографий из инстаграма.

Пренебрегая к прелюдиям, все действие состава слов складывается к мысли непонятных отношений, где есть глаза, слово, прочие чужды людей, коим образом касающихся и пончиков и разных страстей, что якобы кажутся дружбой и от которых хочется бежать, не имея сущей весомости средств как материального, так и духовного порядка могут заморочить глаза, что неведомо каким боком оказываются ситуации между людьми, чьи интересы не особо понимают друг друга, но чьи желания и мотивации склонены убеждать о сроках общения примерно в 5 лет, а может и срок дружбы и неограничен. ?

Если считать меня как человека, не прибегающего к поведению склонного характера с людьми, чьи подвиги ограничиваются поведением среди друзей, чьи ошибки совершали и их круга лица, то невесомой составляющей в моем поведении служит интерес ко мне, как к непосредственному источнику понятий, на котором образе существует непритягательная обстановка и незамысловатый смысл, чьими движениями я инстинктивно понятной, чем есть на самом деле обстоятельства мысли, схожими образами являются и люди, про которых можно сказать, что они не только ни в чем не притягательные люди, но они и люди, что являются моим представлением о себе, как о человеке, чьи способности еще не открыты и чью  судьбу знают на столько, на столько можно судить о человеке хорошего, нежели плохого, хоть отбавляй, кажется мне на самом деле.

Читать «Разговор, закрывая глаза» далее