Inventor of a boring novel

Вот и все – начинка превратилась в желе для корма рыб. Многие меня не поймут, но ахтиандр – это не рыба, ближе к человеку. Он искал и на дне пучин морских любовь, а обрел макрель. Любовь морская так и не соединила их сердца и не оставила молоки. Трудно быть рыбой. Ни когда не высыпаешься… Рыбаки их сетями ловят и отдают чайкам на улов. Подкармливать птиц нельзя, но им суровым мужикам с морей ветер тяготеет куда дальше, чем прикормка для птиц. На Океане куда сложней поймать тунца, чем ракообразного в Японских водах. Тем они и промышляют, что гадят где могут и берут что дают. Совсем другого мнения Конюхов, он обходит мыс Шпицберген и говорит о холодных водах. Его тянет не то что-бы к кресту, его тянет в неизвестность попытки обойти вокруг себя всю сложность пути и остаться в сухой памяти вод. О чем и пишет Айвазовский. Сложно судить двух девиц, обе краше остальных, их влечет скоростной транспорт и механические действия, путем проделанной электроникой. Это когда предохранитель дохнет, а ротор еще пытается навеять немного Килоджоулей в аккумулятор. Да зачем это все, когда играет песня…

Leave a Reply

Please log in using one of these methods to post your comment:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Change )

Google photo

You are commenting using your Google account. Log Out /  Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Change )

Connecting to %s

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.