Офис

Сейчас я напишу Вам песню, как были кудесницами вести. Одна шла левой колыбелью, вторая мямлила словцо – про правую сторону дурацкого ни кто. На этом рубеже событий, навязалась история, про Коня и Володю. Сколько слагали про них были, да непутевыми были. Счастье вздремнуло однако, да по чем нам этого знака, хвастовство не знакомо всяко рода яство. Знаю о них лишь одно, что прошло одно нутро, окунаясь в одно славное слово. О как оно хватится Богом. Мы их лепили, гнали, пели – да к чему мы все тут творцы привыкшими были? В стихотворной форме как они желали. Мы их обрисовали с друзьями. Кончен бой, кончина тоже. Чтоб помирали от каждого слова, что им вогнут по самое место и жизнь их никчемное, суждение мыслей тесто. Пышное и воздушное с добавлением отдушин. Нашей слабой мысли слов. Из слоновой кости сделан зуб, им не понять во сколько ляжет, тот, что имя им окажет путь ведомый. Хвалы и почести им не суждено, одна лишь чушь и чушь надежд, поймать хоть раз других певцов надежд, такова структура вечных льстецов, писал как мог, без слепоты и нрава, остаются ведь всё преграды… Как небылицы скачут в рознь. Они помрут. Не суй им палец в рот! Откусят и от былых надежд останутся лишь прочий грех, как сбить три яйца с утра. ВОТ СПОР! (Что у них на завтрак?) А?